Последние из Ганнибалов

Последние из Ганнибалов

Целая деревня в Ленинградской области ведет свою родословную от Абрама Ганнибала, предка Пушкина.

Два с половиной века назад, Абрам Петрович Ганнибал – прадед Пушкина, стал полноправным владельцем деревни Суйда и трех тысяч крепостных, которые в ней жили. Арап был так неравнодушен к прелестям розовощеких крестьянок, что появление на свет темнокожих кучерявых детей ни у кого не вызывало удивления. Его законный сын Иван пошел по стопам отца, и не мог пропустить мимо ни одну красавицу. С тех пор многие уверены: в Суйде живут родственники Пушкина.

Памятник на могиле Абрама Ганнибала в деревне Суйда.
«Пьяная Суйда»

В 1759 году Абрам Петрович Ганнибал приобрел Суйду у графа Апраксина и занялся ее обустройством – открыл небольшой виноводочный заводик, 10 харчевен и трактир. Абрам Петрович любил выпить и пристрастил к этому занятию чуть ли не всю Суйду. Так и закрепилось за имением название «Пьяная Суйда», а его обитателей и по сей день считаются пьяницами.

Современная Суйда – это полторы тысячи человек, ведущих свою родословную с Абрама Петровича — Араповы, Арапенковы и Туркины («турком» — за глаза местные крестьяне называли Ганнибала). Родоначальником второй ветви – Ваниных и Ванюшиных стал законный сын арапа – Иван Абрамович. У большинства из них – смуглая кожа, темные волосы и полноватые губы. О своем родстве с Ганнибалом они вспоминают с большой неохотой, и лишь за бутылку водки покажут документы, подтверждающие родство с именитым предком.

— Я подавал запрос в Центральный Исторический Архив, и получил ответ, что моя пра-пра-пра-прабабка родила «от барина Ганнибала». Запись сохранилась в церковной книге регистрации рождений и смертей, – поведал безработный Василий. – Еще со времен крепостничества, в семье сохранились кое-какие вещи. Я даже пытался продать их в местный музей, но денег давали немного – всего три тысячи.

Арина Родионовна любила выпить

Шесть лет назад под крышей картофельного хозяйства «Суйда» появился первый и единственный в мире музей Абрама Петровича Ганнибала. Его основателем стал потомок Арины Родионовны, няни Пушкина, — Андрей Бурлаков.

— Музей находится в бывшем имении Ганнибалов, в нем когда-то был зачат Пушкин. Когда его мама была на пятом месяце беременности, Пушкины съехали в Москву и прихватили с собой Арину Родионовну, — рассказывает Андрей. – Говорят, что Арина Родионовна была женщиной остроумной, знала много присказок, но любила выпить. Историки постарались изъять из дневников Пушкина воспоминания о пьющей няне, но в Суйде об этом знают наверняка. В Подмосковье до сих пор живут несколько потомков Арины Родионовны, и все они – пьяницы.

Как Пушкин картошку трескал

Женщины и спиртное были не единственными страстями Абрама Петровича. Больше всего на свете предок Пушкина любил картошку и был первым человеком в России, кому удалось вырастить солидный урожай. До него картофель считался ядовитым, — его попросту не умели готовить.

Сохранился даже такой анекдот: поспорили граф Апраксин, князь Трубецкой, генерал Брюс и Абрам Петрович Ганнибал, кто больше «земляных яблок» вырастит. У Трубецкого выросло 20 картофелин, у Апраксина – 210, у Брюса – 60, а у Ганнибала — ни одной. Расстроился Абрам Петрович и велел всю Суйду картофелем засадить. Через несколько месяцев у Ганнибала на столе дымился свежий картофель со шкварками и укропом, а все подвалы Суйды до верха были забиты «земляными яблоками». Сундук, в котором арап хранил картофель, сохранился до сих пор в местном музее.

Страсть к отварному картофелю со шкварками передалась и Пушкину. Арина Родионовна знала верное средство зазвать маленького поэта домой – достаточно было крикнуть в окно: «Сашка, иди картошку со шкварней трескать». Мама Пушкина – Надежда Осиповна, всегда готовила к приезду сына печеный картофель, обваленный в соли.

«Теперь я стал Геростратом»

Главный символ Суйды – пушкинский дуб у Лукоморья дожил до наших дней. Еще маленьким Пушкин слышал о древнем дубе от Арины Родионовны, — якобы вечером под ним встречались влюбленные, а по ночам в огромном дупле обитали ведьмы. Девятнадцать раз молния попадала в семисотлетний дуб, но не могла уничтожить исполина. Только в 2000 году, в день рождения Пушкина в дупло дуба забрался тринадцатилетний подросток – тоже потомок Ганнибала. Развел костер и поджег дерево. Погода стояла теплая, кругом жгли траву. Дыма от дуба поначалу никто не заметил. Когда спохватились, многовековой великан догорал синим пламенем. Рядом стоял мальчишка и приговаривал: «Теперь я стал Геростратом».

— Хулиган, видимо решил войти в историю, и спалил дуб! Он даже не знал, что спалил дерево в день рождения Пушкина! – возмущается Бурлаков. — Мы решили никогда не называть фамилии поджигателя, чтобы ему не удалось прославиться.

Остатки дерева теперь находятся в музее Бурлакова, а пень и корни пушкинского дуба по-прежнему торчат в парке у Лукоморья. С каждым годом пень уменьшается в размерах – сотни туристов тайком проникают в парк и под покровом ночи ножовкой спиливают остатки дерева. А жители Суйды и вовсе распродают щепки на сувениры.

— Судьба скамейки Ганнибала, на которой арап встречался с молоденькими крестьянками, тоже под угрозой. Она находится в парке, рядом с дубом. Каждую ночь толпы подростков, потомки Ганнибала, пьянствуют и бьют об нее бутылки, — возмущается Андрей Бурлаков. – Я хотел перетащить скамейку в музей, но в нем нет помещения, где ее можно было бы поставить.

Могилу Ганнибала засадили картошкой

Тело Абрама Петровича Ганнибала захоронили на местном кладбище. Но в 1974 году советские власти приняли решение сравнять кладбище с землей и на его месте посадить картофель. Тогда жители Суйды вышли с протестом и не дали уничтожить могилу предка.

Под покровом ночи на кладбище въехали бульдозеры и всего за несколько часов от двухвекового кладбища ничего не осталось. Лишь кости и черепа были раскиданы повсюду. Это не помешало властям засадить бывшее кладбище картофелем-«синеглазкой». Тот, кто отдал приказ об уничтожении кладбища и высадке «синеглазки» даже не знал, что прежде этот сорт картофеля назывался по имени хозяина усадьбы – «ганнибал».

— Несколько лет назад в Суйду приезжал известный темнокожий историк Гнамманку, чтобы получить разрешение на поиски черепа Ганнибала, — рассказывает Андрей Бурлаков. – В то время он работал над книгой о Ганнибале, но власти не разрешили историку разрывать картофельное поле.

Поздно ночью, с лопатой и фонарем в руках, Гнамманку тайно пытался вести раскопки, но всяких раз его спугивали местные жители. В его арсенале лишь кости, череп младенца, несколько древних пуговиц и монет. Француз так и уехал в Париж, не найдя черепа Ганнибала.

Музей на грани закрытия

— Моя главная задача сегодня — сохранить музей. В ближайшее время картофельное хозяйство «Суйда» будет продано новым хозяевам, которые могут отнять музейное помещение, – говорит Бурлаков. — Нынешний директор картофельного хозяйства Валентина Новикова приютила музей на своей площади и не брала с нас арендную плату. Положение музея настолько плачевно, что у нас нет денег, чтобы выстроить на улице туалет для посетителей! Недавно в музей заехала консул Англии с подругой. Женщины захотели в туалет, и были в шоке, когда работники музея предложили подругам терпеть до Гатчины.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Счетчик ИКС